На хуторе у Петровича

“…Лежала враскидку на все четыре стороны обессиленная земля. Без жизни, без брошенного в неё семени, прочерневшая от пороха, истерзанная, расклеванная снарядами, осклизлая от человеческой крови. Устала содрогаться и вздрагивать от многотысячного конского топота, надсадного рёва “Ура”, от пушечных залпов…”- Петрович дочитываеи от руки исписанную страничку и готовится вытянуть следующую. А я, воспользовавшись мгновенной паузой, думаю, что когда Александр Ялфимов выступает на сцене, многие считают, что он артист, – настолько виртуозно владеет он диалектом уральских казаков, живо и экспрессивно разыгрывает бытовые сценки и рассказывает народные байки, с применением жестов, мимики и других приемов драматургии. Но, назвав его мастером устного исполнения рассказов, они будут только частично правы. Петрович и сам является автором малых форм – литературных сказов, миниатюр и баек об уральцах-земляках, краеведом и создателем галереи образов людей, которые трудятся, воюют, страдают, мыслят, общаются друг с другом. Эти образы он черпает из народных источников, рассказов старожилов и коллег-краеведов.

Вот и сейчас он читает свежий материал о похождении наших земляков в Самаре в смутное время гражданской войны. Я в первый раз у него на «хуторе» – так называет он приобретенный в садово-огородном обществе и обустроенный “по понятиям” участок. Привел меня в гости к Ялфимову наш общий друг, краевед, один из создателей музея «Старый Уральск» Александр Зотович Курлапов. И если последний был полностью поглощен прослушиванием новой работы, я не мог не отвлечься на рассматривание интерьера комнаты. И собранная мебель, и предметы быта, и печка, а в ней сковородочка с пыхтящей картошкой указывали на то, с какой любовью хозяин воссоздает самобытные традиции уральцев и атмосферу тех далеких лет. Ловлю себя на мысли, что мне, коренному жителю Уральска, все здесь кажется знакомым и родным…

Петрович тем временем завершает чтение рассказа, достает с полки старую пластинку, ставит ее на чудом уцелевший патефон, и мы принимаемся проверять гастрономические таланты хозяина. Под огурчики-помидорчики хозяин хутора делится своими планами на будущее, которые не ограничиваются литературными жанрами, а распространяются в область кинематографии и музыки. В подтверждение своих новых идей Александр Петрович примеряет реквизит в виде папахи и, взявши в руки гитару, исполняет несколько песен, и даже пляшет.

Прощаемся традиционно долго. К автобусной остановке возвращаемся той же проторенной в морозном снегу тропкой. Курлапов рассказывает о том, как они создавали свой музей, как люди от доброго сердца несли представляющие интерес предметы из прошлого. Мысли по-прежнему вертятся вокруг Петровича. У него – свой музей, только разговорный. Его экспонаты – слова, фразы и выговор населявших эту землю людей. И, действительно, хорошо было бы запечатлеть его на пленке. Впрочем, так же, как и сохранить исполнение казацких песен остатками Круглоозерновского хора, и то, как рассказывает анекдоты мой сосед по даче, казак Александр Владимирович Тихонов…

Да, многое еще можно и нужно сохранить.

You may also like...

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>