Каргиа Динари Риони!

Толстый Лыс на отдыхеЭто было в год защиты диплома. В конце зимы зашел Вадим Федосеев (он же Федоска) и сообщил, что нужен фотограф на сплав по Риони (Грузия) в апреле. Что будут экипажа два-три. Что сюжеты будут интересные. Я согласился, так как диплом был уже почти написан.

ПикникПеред отправкой мы по традиции должны были встретиться в “грязном” углу Курского вокзала. Каково же было мое удивление, когда кроме нас с Федоской там были еще только Андрей (он же Толстый Лыс) и какая-то девушка, которую мы звали Натальей Александровной. Вадим объяснил такую малочисленность тем, что другие команды либо ушли на Куру, либо продолжали пересдавать задолженности по экзаменам. Поезд отправлялся через несколько минут, поэтому времени на раздумья особенно не было.

ЗрителиВ вагоне, кроме того, выяснилось, что, собственно, опыт сплава есть только у Вадима. Все остальные весел в руках не держали. К тому же, тогда я еще не умел плавать, а потому вся надежда была на спасжилет. Не удивительно, что Вадим безоговорочно был выбран капитаном судна. Для поддержания тонуса он что-то рассказывал про кресты, стоящие по обоим берегам Риони над могилами водников, перевернувшихся в ее бурных потоках.

В Сочи пересели на электричку до Кутаиси. Во всем вагоне мы были одни. Попросили проводника согреть чай. Но он осведомился у нас, не больные ли мы. Потому что в Грузии только больные и дети пьют чай, а все остальное население потребляет исключительно вино и чачу.  Пришлось доставать котелок и кашеварить самим.

Девушка с весломНа автобусе забросились до Нахиети. Оставили Наталью сторожить вещи, а сами пошли искать уцелевшие от топора деревья, необходимые для изготовления рамы катамарана. На крутом берегу сидел местный житель, назвавшийся учителем школы, задумчиво смотрящий на водные потоки. На вопрос, не проплывал ли тут кто-нибудь недавно, тот ответил, мол, много здесь вашего брата утонуло. Настроение резко поднялось.

За вином Быстро скрутили раму катамарана. Вадим предложил сгонять на другую сторону реки за вином, чтобы отметить начало экспедиции. Взяли канистру, перебрались по висячему мостику и зашли в первый попавшийся двор. Вышедшая старушка тут же принесла стакан и стала наливать продукт из закопанных в землю огромных сосудов. При этом она приговаривала что-то типа: “Каргиа вино, ориджинал вино”. Мы протестировали по паре стаканов, и, принимая во внимание скудность наших финансов, решили остановиться у одного из кувшинов. Видя нашу заминку, бабушка успокоила, что пробы обойдутся нам совершенно бесплатно. Мы совершили еще один кружок по бутылям и, наконец, сделали свой выбор. Обратный путь через вантовый мост вспоминается каким-то кошмаром. Приходилось чуть ли не толкать полную канистру перед собой на зыбкой переправе при условии полного отсутствия работы вестибулярного аппарата.

Кашка немазанная В лагере нас ждал сюрприз. Наталья Александровна сидела на пеньке, а перед ней грузин по имени Гурам готовил брюховицу, которую он называл вроде бы “хаш”. Он оказался работником поисковой партии, которая бурила артезианские скважины на территории нашего лагеря. Был воскресный день. Подельщики Гурама уехали на выходные в Кутаиси. Он, казалось, притащил все съестные запасы бригады. Мы были наслышаны о традиционном грузинском гостеприимстве и потому не особенно удивились такому проявлению радушия. Однако объяснение этому последовало сразу после того, как канистра опустела наполовину – Гурам предложил нам деньги взамен на Наталью Александровну. Мужская часть нашего экипажа уже было начала обсуждать финансовые выгоды этого предприятия, но оказалось, что Гурам забыл согласовать свое решение с самой Натальей. Оскорбленная девушка высказала в адрес местного жителя все, что думает. Тот, с присущим ему кавказским темпераментом, схватил топор и бегал с ним за Натальей вокруг костра. В финале нам пришлось связать разбушевавшегося бурильщика и оставить его в таком состоянии в вагончике, в надежде, что на следующее утро его коллеги освободят пленника от пут. 

Мимо НахиетиКак только рассвело мы  бесшумно отчалили. Первым порогом был Нахиети. Учителя на обрыве еще не было. Мы высадили Наталью Александровну перед порогом, снабдив ее фотоаппаратом. Воды в реке было мало, и мы легко преодолели первое препятствие. Вадим что-то кричал на корме, но мы с Андреем мало что воспринимали, так как это был наш первый опыт управления катамараном, и большинстве случаев мы руководствовались здравым смыслом.

Один раз перед порогом Гамарджоба нам нужно было пройти мимо огромного камня, разделившего реку на два рукава. До самого последнего момента мы так и не смогли принять единого решения, и катамаран с размаху ударился в скалу. К счастью, баллоны судна выдержали удар, и никто не пострадал.

порог МеквенБольше всего запомнился порог Меквен. Он был длинным и изобиловал поворотами, на которых катамаран приходилось разворачивать боком, чтобы его не прижимало к берегу. При этом возникала опасность угодить в водяную бочку. Поэтому наш капитан зорко всматривался вперед, чтобы заранее перестроить корабль. А местные жители ехали вдоль реки по Военно-Грузинской дороги и сигналили и размахивали руками, отвлекая наше внимание. Так как я сидел на коленках впереди, моей задачей в случае встречи с такой бочкой было вгрызаться веслом в бурлящий поток и не дать ему засосать катамаран. Пару раз мы попали в подобную засаду, и мне пришлось своей грудной клеткой ощутить всю мощь водной стихии. Ноги затекли, и рассчитывать на быстрое отделение от катамарана в случае оверкиля уже не приходилось. Но все обошлось благополучно.

Вот!Если не считать сломанного мною весла. Оно треснуло сразу после порога, когда мы чалились к берегу, чтобы забрать предварительно высаженную Наталью Александровну. Когда она наконец появилась, не ее лице были слезы радости. А я решил для себя, что обязательно научусь плавать :)

You may also like...

2 Responses

  1. Vadim Mikheev says:

    Сперва по теме – Спасибо! Сам был на Риони в 1986, и вот в запое настольгией набрёл на ваш пост.
    А тут (это уже не совсем в тему) и второй “удар по нервам” – не тот ли это Федоска, что 1. закончил Физтех (как и вы и я); 2. ходил в 1987 на Ойгаинг-Пскем? Мы с ним не виделись этак с 1990. Нет ли возможности передать ему мой мэйл? И – спасибо ещё раз!

  2. sekl says:

    Privet, Vadim,

    Spasibo za post.
    Skoree vsego eto tot Fedoska.
    Myla ego u menya net. My s nim otyskalis’ na odnoklassnikah. On tam v moih druz’yah.

    Kakie porogi seichas prohodite?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>