Мой ответ “Пульсу города”

– Ты уже бывал гостем нашей газеты. Тогда культ-туристский фестиваль «Белое солнце» еще только зарождался. За эти годы он пережил свой расцвет и угасание, а сейчас остался, наверно, только в сердцах граждан Вайтсанабада – города Белого солнца. Ты был его бессменным президентом, формальным и неформальным лидером истинных вайтсанабадцев, объединенных идеей туризма, большей частью спортивного, и песней. Чем «Белое солнце» было для тебя?

– Прежде всего, театрализованным мероприятием, если хотите, хэппенингом на лоне природы. А идея родилась у нас с Андреем Чернышовым, когда мы возвращались с Грушинского фестиваля, – захотелось самим провести нечто подобное. Но на первом же «Белом Солнце» судьба свела меня с удивительными людьми – Сергеем Пацалем, Еркеном Губашевым, Вадимом Мостовым и другими членами группы «Помпа», ставшими моими единомышленниками на последующие шесть лет. На второй год была заложена программа «Белого Солнца», определившая  лицо нашего фестиваля и, насколько мне это известно, аналогов ему нет до сих пор. Выбиралась тема года, под нее писались песни, шились костюмы, готовился реквизит, выпускались газеты и даже «банкноты». Изюминкой фестиваля стали кинопробы. Сюжеты далеко от киноленты «Белое солнце пустыни» не уходили, тексты песен, герои «кастинга» так или иначе привязывались к любимому фильму. Только Сухову, Петрухе, Верещагину и другим персонажам придавался, в зависимости от темы, мексиканский, техасский, восточный антураж. Все гости фестиваля, даже иногородние и иностранные, с удовольствием играли по нашим сценариям. Мы старались не оставлять пассивных зрителей, а наш бессменный кинорежиссер Раиса Панина героически проявляла отснятую пленку под перевернутым баркасом, чтобы вечером участники «кастинга» и их болельщики могли увидеть смонтированный материал, проецируемый на парус.
С каждым фестивалем мы набирали обороты. На седьмой год нас заметила алматинская фабрика «Филип Моррис» и предложила стать спонсором фестиваля. В угоду инвестору темой фестиваля сделали «Дикий Запад», пригласив группу кантри-музыки «Пятая подкова» из Самары, известного своими «ковбойскими» песнями казахстанского барда Виктора Баранова, КВНщиков из других городов Казахстана и России. Весь сценарий был написан, как один большой вестерн. Спонсору праздник настолько понравился, что на следующий год он решил увеличить бюджет фестиваля вчетверо. Казалось, мы добились долгожданной финансовой помощи, позволявшей провести фестиваль на ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ уровне. Увы! Реально желающих освоить эти средства не нашлось…

– Да, в последние годы как такового «Белого солнца» нет. Желания его возродить не возникает? Или ты перерос «романтический период»?

– Предложения реанимировать фестиваль время от времени поступают… Мне кажется, нельзя повторить, сделать что-то так же, как прежде, как не вернуть детства, как не оставить ключ под половичком у двери, как не вернуть то окно, что «от радости светится и от надежд» – порвалась связующая нить с целой эпохой, а любая попытка возрождения неминуемо перерастет в «вечер памяти».

– Сергей, ты в детстве учился в музыкальной школе на отделении народных инструментов и, по отзывам твоего педагога Ивана Алексеевича Крутикова, имел успехи. Почему же выбрал техническую специальность?

– Параллельно с занятиями по классу аккордеона у Ивана Алексеевича я ходил в математический кружок к другому замечательному преподавателю – Геннадию Петровичу Щучкину, учился в заочных физической и математической школах при МФТИ и МГУ. Когда настало время выбирать между музыкой и физикой, остановился на последней. Окончил Московский физико-технический институт и занимался разработкой передовой диагностической медицинской техники, пока не грянула перестройка. Однако старания Ивана Алексеевича не прошли даром. Я благодарен ему за то, что он привил мне вкус к настоящей музыке. Мне намного проще общаться с моими друзьями, пишущими собственную музыку, – Максимом Поповым, Жумабеком Каражановым и Владимиром Бородиным.

– На твоем блоге в Интернете размещены не только фотографии, сделанные в путешествиях, но и заметки, которые ты обозвал «Путевыми Метками». Название, кстати, неплохо отражает выбранный жанр. В одной из «Меток» ты рассказываешь о встрече у Александра Петровича Ялфимова на его «хуторе», что произвело на тебя, судя по всему, большое впечатление. Как коренной уралец ты причисляешь себя к казачеству?

– Насколько мне известно, в моей родословной нет казачьих корней. Но артистизм Александра Петровича, виртуозно владеющего диалектом яицких казаков, с любовью описывающего быт и обычаи уральцев, мало кого оставит равнодушным. Этот говор мне знаком с самого раннего детства.  Так же, как и татарская речь, которую слышал от соседей по лестничной площадке. Поэтому, когда профессор Разак Абдрахманович Абузяров декламирует стихи Габдуллы Тукая, мне они тоже кажутся родными. Но не в этом дело. Мне всегда нравились люди, доводящие свои увлечения до уровня профессионального мастерства. Моя мама была мастерицей на все руки в разного рода рукоделии, а папа очень серьезно занимается разведением яблонь перспективных для данной местности сортов.

– Насколько мне известно, в свободное от работы время ты занимаешься туризмом водным, лыжным, велосипедным, пешим, горным (я ничего не пропустила?) и при этом стараешься запечатлеть на кино-, видео- и фотопленку самые яркие впечатления. То есть ты: инженер, спортсмен, путешественник, видеооператор, фотохудожник, – расставь, пожалуйста, эти определения в порядке значимости для тебя и, по возможности, поясни.

– Пожалуй, приоритеты определить здесь будет трудно. Для активного туризма нужны выносливость и сила, что достигается упражнениями, то есть регулярными занятиями спортом. В путешествиях фото- и киносюжеты — на каждом шагу, они заметны и невооруженному глазу. Чтобы их качественно заснять, нужна хорошая аппаратура и необходимые навыки. Чтобы приобрести аппаратуру, нужны средства… И так далее. Как видишь,  каждая составляющая играет свою роль, дополняя друг друга. Такой образ жизни приучает мыслить категориями проектов, а все мои большие проекты связаны с экстремальными видами туризма. Фото- и киносъемкой я увлекся еще в студенческие годы, когда с друзьями-спелеологами занимался исследованием пещер Крыма и Кавказа. Позже было покорение Килиманджаро, сплавы по горным рекам Риони и Трисули и перевалы выше пяти с половиной тысяч метров в Гималаях. В таких условиях особенно важно согласие в команде. Опыт, полученный в путешествиях, помогает мне и в работе, ведь сейчас я занимаюсь проектным менеджментом.

– Ты работал в иностранной компании, английским владеешь свободно,  много путешествуешь и уже производишь впечатление человека более рационального, чем обычные евразийцы. Однако живешь в Уральске. Тебя здесь что-то держит? Не возникало желания перебраться куда-нибудь на Запад, к примеру, в более благоустроенную Европу?

– В наши дни перебираться в Европу — большая ошибка. Думаю, что именно рационализм и приводит Запад к большому кризису. Нынешняя ситуация с американским долларом и расцвет китайской экономики  подтверждают это. В дополнение к английскому уже сейчас необходимо овладевать китайским языком. Причем, начинать с него, как с первого иностранного. Особенно детям. Кстати, менее комфортные Непал, Эквадор, Танзания мне импонируют больше «благоустроенной Европы». Способность народов шерпов, невари, масаев оставаться самими собой, радоваться простым вещам и жить в согласии с природой мне кажется более значимой для человека, чем «достижения цивилизации». Я делал подробный отчет о моих географических похождениях на трех персональных фотовыставках. Судя по откликам, мое мнение на этот счет разделяют многие.

– Считаешь ли себя успешным человеком?

– Пока итогов не подвожу.

– А счастливым?

– Вполне.

– Чтобы ты пожелал уральцам в эти праздничные дни?

– Желаю землякам заниматься любимым делом и получать от этого удовольствие.

You may also like...

4 Responses

  1. sova says:

    Сергей, статьи твоего блога очень информативные и могли бы быть напечатаны в любой местной газете. Ты, как всегда, профессионален! Спасибо. Наверное в список Пульса, кем ты являешся (инженер, спортсмен, путешественник, видеооператор, фотохудожник) можно теперь добавить еще и ЖУРНАЛИСТ :)

  2. sekl says:

    Спасибо, Соня.
    На самом деле мы любители в полном смысле этого слова. Мы говорим только тогда, когда есть что сказать. А не потому, что нужно выполнить норматив по сданному в набор количеству символов. Из-за текучки у профессионала появляются штампы, под которые он ровняет все, что публикует. Кстати, в истории с этим интервью корреспондент не согласилась с тем, что “нельзя достойно снять продолжение “Иронии судьбы…”. Пришлось заменить эту фразу на цитату из песни Митяева. Видимо, читателям издания эта пародия очень понравилась :)

  3. Sardine says:

    разговаривать с журналистами опасно :)

  4. sekl says:

    Вредно для здоровья :)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>