Дорогами китайской дружбы

372_7246баррикада по дороге на границу с КитаемНа Тибет я попал, можно сказать, случайно. После горного маршрута вокруг восьмитысячников Аннапурны оставалась две недели отпуска, попутчиков в запланированную Бирму не оказалось, в Индию ехать было еще рано, и я записался на еженедельную ознакомительную экскурсию на Тибет. Желающих посетить “крышу мира” в этот раз набралось на три автобуса. Многие турагенства столицы Непала Катманду в семь утра подвезли своих клиентов к каравану автобусов у магазина “North Face”.
373_7375Были представители со всех уголков земного шара – канадцы, израильтяне, французы, россияне, американцы, мексиканцы, бразильцы и даже местные непальские туристы. К вечеру мы должны были предъявить китайским пограничникам наши групповые визы для проверки, а так же лбы для измерения температуры инфракрасным термометром – китайцы боялись ввоза нетипичной пневмонии в страну. К этому моменту мы уже все перезнакомились, чему помог один инцидент в середине пути. Как раз в этот день в семидесятиметровую пропасть упал рейсовый автобус с 45 пассажирами. Только восьмерым удалось спастись. Родственники и близкие погибших, не видя никаких действий со стороны местных властей по спасению останков, в отчаянии забаррикадировали единственную в этих местах дорогу. Если бы не проколотая шина, мы бы проскочили это место с нашими остальными попутчиками. Когда мы подъехали, 368_6879митинг местных жителей был в самом разгаре. Ораторы, сменяя друг друга, взбирались на баррикаду, а зрители, расположившиеся на склоне горы, одобрительно их поддерживали своими криками. Подоспевшие люди с огнестрельным оружием, назвавшиеся армией, даже не пыталась расчистить трассу, так как многие были родом из близлежащих деревень и не хотели себе лишних проблем. Зато у военных нашлась лебедка, которую наша интернациональная команда попыталась применить для вытаскивания затонувшего автобуса. Когда, наконец, конструкция была собрана, и нужно было приложить физические усилия, оказалось, что пар уже был выпущен, люди равнодушно сидели на камнях и смотрели на бурлящую воду. В это время подошел один из двух наших автобусов, возвращающихся с границы. Мы договорились с водителем и начали переносить свои вещи через камни. Но тут местные жители вдруг разобрали баррикаду и стали молча расходиться по домам. Безысходность взяла верх. Когда мы в не менее подавленном состоянии добрались до границы, то узнали, что сегодня “таможня добро уже не дает”. Въехать в Китай мы смогли только на следующий день, причем, наша международная команда пересела в джипы, и, чтобы нагнать потерянное время, должна была набрать две с половиной тысячи метров по вертикали…

369_6982Как известно, Тибет – это плато, в среднем расположенное на высоте четырех километров. На такой высокогорной местности на людей с равнины начинает действовать горная болезнь. Для прохождения должной акклиматизации необходимо подниматься не более, чем на 500 метров в день. Наказанием за нарушение этого правила приходят головные боли, проблемы с вестибулярным аппаратом и, самое страшное, отсутствие аппетита. Закаленному недавним переходом через перевал Ла (5300м), мне первому из команды удалось приступить к дегустации местной кухни. Вторжение китайцев на территорию Тибета в 1959 году вместе с проблемами политического и духовного характера внесли еще и несвойственные местному населению вкусовые привычки. В меню многочисленных китайских ресторанчиков стали появляться неведомые доселе блюда из цыплят, мелких рыбешек, кузнечиков и т.д. Верные своим буддистским принципам, тибетцы едят только мясо яков, и то, забивают этих животных исключительно в октябре, растягивая запасы протеинов на весь оставшийся год. Мелких животных не трогают, ибо иначе приходилось бы отнимать больше жизней, чтобы насытиться. Добавкой к сушеному ячьему мясу служит обжаренная ячменная мука – цампа, которую размешивают с маслом и горячим чаем. В общем, тибетская кухня мало чем отличалась от высокогорной кухни шерпов, с которой мы уже были знакомы. В китайских же заведениях общепита меню пестрели разнообразием блюд. 377_7787Единственная проблема – все записи были выполнены иероглифами. Официанты совсем не понимают английского. Общаться приходилось средствами пантомимы – а отсюда понятно, что рацион ограничивался блюдами из курятины, так как этих животных было легче всего изобразить. Очень часто владельцы кафе заставляли местных клиентов высаживаться из-за стола, чтобы мы имели возможность посмотреть, что уже было подано, и может быть выбрать что-либо для себя. Зайдя в китайское заведение, выйти оттуда голодным было уже невозможно. Хозяева буквально ложились на пороге, не позволяя нам покинуть помещение. А раз уж мы садились за стол, нам тут же наливали традиционный жасминовый чай, который мы назвали гомеопатическим за его исключительную прозрачность. Стаканчики поддерживались полными до самого момента нашего ухода. А вообще мы вывели для себя закон, что чем меньше повара знают иностранных языков, тем вкуснее они готовят.

372_7224Около половины членов нашей команды оказались новоиспеченными выпускниками буддистской школы медитации при одном из непальских монастырей. При любой предоставляющейся возможности они садились, скрестив ноги в позе лотоса, и принимались следить за биением своих сердец и дыханием. Меня же меньше всего интересовал внешний антураж, а привлекали люди, исповедующие эту веру. Общение с монахами в монастырях обычно не клеилось поначалу. Позднее они объясняли это боязнью встретить китайских шпионов, которыми, по их словам, буквально наводнен Тибет. Разведчики являлись к ним 377_7712даже в обличии монахов, собирая компромат и факты контрреволюционных проявлений. Комитет общественной безопасности и местный партком контролируют выдвижение на пост ламы, всячески поощряют стукачество. Если и раньше Далай-Ламы в основном не доживали до своего совершеннолетия из-за постоянных заговоров среди дворцовых функционеров, то последний четырнадцатый Далай-Лама вот уже более сорока лет не появляется на территории Тибета. Его изображения запрещены китайцами на территории Тибетской автонономии. За хранение фотографии Далай-Ламы можно сесть в тюрьму на семь лет. Сотни тысяч тибетцев пали в неравной борьбе с приверженцами «культурной» революции, от разразившихся в стране в результате хозяйственных преобразований голода и разрухи. Многие нелегально ушли в Индию.

378_7822Несмотря на это, каждое утро толпы верующих совершают по часовой стрелке обход (кору) святых мест столицы Тибета Лхасы. Паломники, вооруженные молельными мельницами, вместе с детьми пешком добираются из своих мест. На такие путешествия приходится затрачивать месяцы. А если паломник выбирает способ передвижения простираниями, то как минимум полтора года родные дома его не увидят. Почему так долго? Потому что в этом случае паломник измеряет пройденный путь длиной своего тела. Складывает руки в намастэ, проговаривает молитву, ложится на землю, а потом, встав, отмеряет шагами свой рост. На ладонях – деревянные дощечки, чтобы не стереть ладони. 380_8001Дощечки приходится менять каждую неделю. Поверх одежды – кожаный фартук. Еще более сложными являются простирания боком. В этом случае нужно сначала сделать шаг вбок, а потом снова простираться на земле. Считается, что такие мероприятия – хороший способ избавиться от высокомерия и гордыни, препятствующих духовному росту. Кроме того, преодоление трудностей в пути позволяет страннику набрать определенное количество «заслуг», благодаря которым улучшается «учетная запись» паломника – его карма. Чем выше последняя, тем больше шансов ее обладателю совершить реинкарнацию в более благоприятных условиях…

372_7272С утра до вечера идут паломники к осиротевшему красно-белому дворцу Далай-Ламы – Потале, к главной святыне Тибета – монастырю Джоканг. Идут по горным каменистым тропам и построенным китайцами многорядным автострадам. Пробираются между белеными тибетскими домиками и современными небоскребами. Преодолевают заснеженные перевалы и регулируемые светодиодными светофорами перекрестки. Потому что так делали все их предки. А по тем же дорогам движутся туристы вроде нас, спешащие запечатлеть в памяти и на электронных чипах самобытный уклад жизни тибетского народа, уцелевшие от революций памятники культуры и народные обряды. И никто не знает, как долго будет продолжаться эта самоотверженная борьба коренных тибетцев с колонизацией и глобализацией, как долго сохранят они черты собственной 379_7901национальной идентификации. Потому что прогресс не стоит на месте. В монастырях чайники греют не только с помощью солнечных отражателей, но и на электрических плитах, монахи вовсю совершают переговоры по мобильным телефонам, ламы ездят на Фольксвагенах, а традиционные красные сапоги меняют на кроссовки Адидас китайского производства.

Кстати, точно такие же опасения, но уже по поводу своей национальной культуры высказывал мой знакомый – ирландец, обеспокоенный засильем «макдоналдсов» в его стране. Он предсказал срок в 50 лет до полного исчезновения их национальных признаков.

You may also like...

2 Responses

  1. Юра says:

    Глобализация, что тут поделаешь…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>